Как все начиналось

В первый день весны небо – ярче, ветер – слаще, а юбки – короче. А еще в первый день весны-2010 исполняется год студии бального танца для девушек Girl Dance.

Начиналась студия, как любое хорошее дело, с ерунды. Тренер по танцам Анастасия Вольная искала себе партнершу по танцам. И «на своей шкуре» поняла, что танцевать девушке с девушкой даже в либеральной Москве практически негде. И решила организовать студию, где вопрос пола стоять не будет вообще. В первые месяцы новорожденная школа занималась в усадьбе 18 века… А сейчас она прочно обосновалась на Курской, в десяти минутах ходьбы от метро. Два роскошных танцевальных зала с зеркалами от пола до потолка, раздевалка, душ, сауна по соседству – все это переходит во владение девушек по вечерам пятниц и воскресений.

Сейчас в Girl Dance 15 танцоров. Возраст – от 18 до 40. Набор идет все время, но, по словам Анастасии, студия не гонится за количеством – в камерных группах заниматься удобнее. Девушки учат ту партию, какую хотят – партнера, партнерши или сразу обе. Кто ведущий, кто ведомый, решается на танцполе. Еще одна отличительная черта студии: без пары тут остаться невозможно – с одинокой девушкой будет танцевать сама Анастасия.

Танцы? Танго, венский вальс, медленный вальс, самба, румба, ча-ча-ча, джайв, сальса, бачата. «Последние два – социальные и не входят в классическую программу, но уж очень хороши, – улыбается Анастасия. - Дают широкие возможности для импровизации». Слушать, как девушки рассказывают о танцах, одно удовольствие. Звучные имена танцев становятся для них родными.
«Танго - это такая охота, где и зверь, и ловец пристально следят друг за другом, выгадывают, выжидают. Ритм - прерывистый, странный, как биение сердца, когда непоправимые слова уже сказаны. Танго - оно всегда настоящее, как истерика. Когда меня ведут на полусогнутых, когда партнерша разворачивает меня до хруста в шейных позвонках, чувствую… что очень, очень, очень люблю танго!»
«Ча-ча - это просто мой ритм: безбашенность, развязность и беззаботность».
«От венского вальса в голове – пузырьки шампанского».
«Бачата - это ноль интриги. Такая глухая доминиканская деревушка, полдень, жара. Задрипанный бар-кафешка, где все знают друг друга тысячу лет. На улице собаки лают, пыль, кто-то начинает мучать рекинто, и люди привстают со стульев, чтобы еще раз - в тысячный, неторопливый раз - рассказать друг другу, как жарко лето и как поздно заходит солнце, и вечер смешивается с ночью, и ее горячая грудь снова прижимается к твоей груди, а бедро - к твоему бедру. Неспешный, неторопливый, бытовой флирт. Bachata не умеет врать - ей не за чем».

Атмосфера в студии для лесбийской школы танцев, прямо скажем, необычная. Девчонки действительно вкалывают, в чем можно убедиться, придя на полуторачасовое занятие. «Некоторые приходят, всерьез думая, что у нас тут клуб знакомств. Они, конечно, быстро разочаровываются, – улыбается Анастасия. – А вот серьезно заинтересованные в танце – остаются». Сами ученицы выражаются определеннее. Лера, которая танцует в студии уже полгода, говорит: «Мы не толпа скучающих лесбиянок, которым нечего делать; в первую очередь мы приходим в школу ради танца. Чудес не бывает, ленивые у нас долго не задерживаются». Усердие, похоже, действительно вознаграждается сторицей. В студии меня познакомили с девушкой, которая, не имея танцевального опыта в прошлом, уже через два месяца занятий выступала на московских площадках. Впрочем, не будем отрицать очевидное. Тусовка, конечно, есть. Часто занятия завершаются в соседнем lounge-café за чашкой чая или кружкой пива. Девушки ходят друг другу в гости, устраивают десанты на московские танцполы.

Ну это все ингредиенты, а эффект? Помимо покоренных танцполов и сердец, подтянувшихся поп и животов, девушки замечают за собой странные вещи: жить стало проще. «Вот ты паришься на работе над каким-нибудь проектом, копаешься, в циферках, в документах, настроение – ни к черту, голова раскалывается, злая на свою тупость, на весь мир. А потом приходишь в студию и просто двигаешься полтора часа. Просто двигаешься. И что-то важное в тебе вправляется, встает на место», - говорит Лена (в студии 4 месяца). «Человек, когда танцует, проявляет себя истинного, а не те маски, которые он привык носить в ежедневном общении, – объясняет Анастасия. - Люди теряют зажимы, учатся любить каждый сантиметр своего тела, начинают… как бы это сказать?.. светиться».

Насколько прибыльно содержать лесбийскую школу танцев? Увы. Проект, задуманный как социальный, таким и остался. Сверхлиберальные цены, которые едва-едва окупают аренду, специальные скидки для девушек, живущих на пособие… «Людям нужна эта возможность – танцевать с тем, с кем хочется, а не с кем диктует общество, – говорит Анастасия. - Мне тут написала девушка, которая живет в очень небольшом сибирском городе. Она со своей любимой ходит в танцевальную студию. Город маленький, атмосфера очень к таким вещам нетерпимая, и девушка косит под мальчика, чтобы просто танцевать с любимой, а не с чужим человеком мужского пола. Панически боится, что ее раскроют. Моя студия работает на то, чтобы таких вещей не было».

Где можно увитеть Girl Dance? Девушки уже выступали на московских площадках – Матриархате, Dyke-cafe и в Клубе стабильных пар. Ближайшее выступление – 7 марта на фестивале женской авторской песни в «Трех обезьянах». Готовится выступление в клубе «Цистерна». А в апреле на Матриархате запланирована вечеринка студии.

Автор текста: Елена Малышева